Интервью с доктором

Доктор Максимов Алексей Васильевич, врач хирургКакая у Вас специализация?
У меня специализация по общей хирургии, абдоминальной хирургии, колопроктологии и высшая квалификационная категория.

Что умеете делать в рамках этих специализаций?
Перечисление всего перечня болезней и операций займет довольно много времени. Скажу проще, не вдаваясь в подробности:

  • оперирую все виды паховых и бедренных грыж, грыж брюшной стенки (как первичных, так и рецидивных),
  • все виды резекций и пластики тонкого и толстого кишечника,
  • подавляющее большинство операций на желчевыводящих путях, толстой и прямой кишке,
  • оперативные вмешательства на органах брюшной полости (как экстренные, так и плановые) в рамках высшей квалификационной категории,
  • все виды абдоминопластики,
  • гнойники любой сложности и локализации (фурункулы, асцессы, карбункулы, флегмоны, маститы, панариции, копчиковые кисты, свищи и т.д.),
  • удаляю все виды доброкачественных новообразований.

В рамках проктологической помощи оперирую и провожу лечение:

  • геморроидальной болезни,
  • анальных трещин,
  • параректальных свищей,
  • пилонидальных кист, кисты копчика, ЭКХ (эпителиальный копчиковый ход),
  • удаление анальных бахромок, фиброзных полипов, гипертрофированных анальных сосочков, папиллом, кондилом и т.д.

В противном случае высшую категорию подтвердить невозможно.

Лечите ли Вы детей?
Нет. Для лечения детей нужен детский хирург, который закончил педиатрический факультет. Ведь физиология детей и особенности протекания болезни очень сильно отличаются от взрослого.

Учитываете ли пожелания и предпочтения пациента?
Да, но в рамках необходимости и возможности предложенных планов лечения. Ведь далеко не всегда пациенту хочется выполнять те или иные лечебные процедуры или обследования, которые заменить невозможно. Если пожелания пациента противоречат медицинским показаниям или противопоказаниям, то не учитываем. Но если есть возможность альтернативы, всегда обсуждаем и учитываем.

Объясняете ли Вы во время работы свои действия?
Обязательно (если пациент в сознании, а не в седации или наркозе). Ведь если пациенту всё понятно, для чего и зачем проводятся те или иные манипуляции, что они дают, и что в результате может получиться, легче объяснить их необходимость и что будет в случае их невыполнения.

Берётесь ли за сложные случаи?
Конечно. Но хочу сказать, что в хирургии «простых» случаев не бывает, особенно у пожилых пациентов с букетом хронических заболеваний, которые всегда нужно учитывать.
И это не значит, что я берусь за любой самый сложный случай. А только если до конца уверен, что операция не навредит, а действительно поможет.

Какая была Ваша первая самостоятельная операция?
Как и у подавляющего большинства моих коллег первая моя самостоятельная операция — аппендэктомия.

Вам бывает страшно, когда вы идёте в операционную?
Страха нет. Но не смотря на 25 лет стажа, волнение всегда присутствует. Ведь каждый пациент индивидуален, со своими особенностями. Даже если он обследован «с ног до головы», нет одинаковых пациентов. Иногда, казалось бы, простая операция начинает переходить в сложную, а бывает наоборот. Поэтому перед каждой операцией прорабатываешь в голове все возможные варианты операции в поисках оптимального.

Когда вы приняли решение, что хотите стать врачом?
Ещё в школе.

Довольны ли Вы, что выбрали когда-то эту профессию?
С уверенностью и без колебаний отвечаю — Да.

Что в работе для Вас самое сложное?
Сказать пациенту, что в его случае помочь невозможно. Такое бывает редко, но бывает. Когда пациент обращается с запущенной формой рака, когда у пациента гангрена и нет возможности спасти ногу или руку.

Какая Ваша любимая операция?
Какой-то одной нет. Они, как дети, все любимые.

Помните свою первую операцию из разряда сложных?
Нет операций серьёзных и не серьёзных. Все операции серьёзные. Одни более сложные, другие менее. Но все серьёзные, т.к. за каждой операцией стоит жизнь и здоровье пациента. А свою первую самостоятельную довольно сложную операцию я провёл в октябре 1996 г. Ущемлённая послеоперационная вентральная грыжа на фоне острой спаечной кишечной непроходимости.

Какой была ваша самая запоминающаяся операция?
Какой-то одной, которая особенно запомнилась, нет. Но хочу сказать, что самыми непредсказуемыми являются операции, которые проводятся по поводу сочетанной травмы — после ДТП, падения с высоты, проникающие ранения и т.д.

От чего зависит успех операции?
От многих факторов. В первую очередь — от своевременности ее проведения. Чем дольше пациент ходит с какой-то проблемой, чем дольше затягивает с обращением к врачу, тем больше вероятность и неизбежность развития осложнений и неблагоприятного исхода болезни. Это может касаться и застарелой грыжи, которую «растят» годами, и геморроидальной болезни, и вросшего ногтя, и варикозной болезни, и любого другого заболевания. Конечно в таких случаях и оперировать сложнее и объем вмешательства несравнимо больше, и сроки реабилитации дольше, и риск осложнений выше, и вероятность полного выздоровления меньше. Поэтому мой главный совет пациентам: обращайтесь к врачу как можно раньше.

Но основа успеха – это не только и не столько профессионализм и квалификация хирурга. Основа успеха – профессионализм и согласованные действия всей команды – хирурга, операционной сестры, анестезиолога, анестезистки, реаниматолога, постовых и процедурных сестёр хирургического отделения, которые выполняют назначения врач. Если в этой цепочке страдает хотя бы одно звено – каким бы не был профессионалом хирург, как бы хорошо не сделал операцию, успеха добиться сложно.

Сколько длилась самая долгая операция, которую вы проводили?
6 часов 47 минут. Тяжёлая сочетанная травма с повреждением печени, поджелудочной железы, селезёнки, левой почки, поперечной ободочной кишки у парня 28 лет после ДТП.

Что, на ваш взгляд, отличает хорошего хирурга от посредственного и от плохого?
Хороший хирург всегда сомневается, 10 раз перепроверит, не стесняется консультироваться с коллегами, прислушивается к мнению других, и если не уверен — не стесняется и не боится говорить об этом, всегда направит к другому доктору.
А вот если хирург всегда и в любой ситуации говорит “Я всё могу, Я лучший, только Я могу это сделать и для меня не существует авторитетов”, тогда стоит насторожиться.

Чем Вас привлекает Ваша профессия?
Я люблю свою работу, и не считаю хирургию только лишь профессией.
Получаешь огромное удовольствие, когда пациент уходит с выздоровлением, особенно тогда, когда случай сложный и запутанный, а выход найден и лечение дало эффект.

Отзывы о докторе

Оставьте комментарий